БЛОГ ЕКАТЕРИНЫ МОРЭ
А вам знаком вирус уродства?
Я сделаю всё, чтобы выбраться
Мне было четырнадцать. Мы жили в военном городке недалеко от Северо-Корейской границы, на берегу одной из бухт Японского моря.

Открыточная красота этих мест оттенялась ядовитыми змеями и всякой другой ползущей, плавающей и порхающей дрянью, которая приводила меня в дикий ужас. Наша собака Багира, красивая афганская борзая, путешествовала с нами уже много лет. Она сопровождала нас и в Ленинграде, и на Камчатке и вот, её укусил какой-то клещ. Она умерла в течении пары часов. Но самым страшным были именно люди, которые окружали меня. Спившиеся местные аборигены, школьницы, выглядевшие на все тридцать, двенадцатилетние девочки, отдававшие себя матросам.
Надежды нет - чтобы выжить, я должна брать свою жизнь в свои руки.
Школа была в посёлке за 10 км от нашей части и иногда ходил школьный автобус. Но часто водители пили и и я возвращалась пешком по серпантинной дороге домой одна. Отец был в полном восторге, что добрался до моря и дикой природы. Он много плавал в бухте, ловил рыбу, ел трепангов. Мать выращивала помидоры и трепала всем нервы. Они продолжали ссориться, отец пил и пьяным садился за руль. Пока не разбил машину, перевернувшись на ней. Нам с младшей сестрой повезло, что в этот раз мы не были в машине.

В один из дней, я сново столкнулась с мрачным миром матери. И в этот раз во мне как будто что-то оборвалось. Надежды нет - чтобы выжить, я должна брать свою жизнь в свои руки.
"Я сделаю всё, чтобы выбраться",- сказала я себе. У меня будет другая жизнь - светлая, тёплая, яркая. Я хочу любить и получать любовь. Без манипуляций и унижений. Мне нужна красота. Красота людей и отношений, тоже внешняя красота.

Уродство отравляет душу. Медленно, но верно, оно пробирается во все уголки твоей жизни. Как яростный вирус, разрастается и заражает все вокруг. И когда все вокруг становится больным, то уродство превращается в норму.

Я начала свой долгий путь к той новой жизни о которой мечтала и которая мне тогда, в 14 лет, представлялась весьма размыто. Но мне уже было ясно, что я не приму уродство, как нечто такое, что оправдано и должно быть. Что буду бороться и создавать свой мир.
Сначала решила поехать в школу-интернат во Владивостоке.
Но портовый город 90х оказался тоже не лучшим вариантом. Уехала к бабушке в Питер.

В 18 лет я уехала из России в Германию к своему молодому человеку. Сначала работала нянечкой, учила язык, вышла замуж, родила дочь.

Прошла еще пара лет, пока я не нашла тот красочный, художественный язык, на котором я смогла начать свой рассказ…